Главная » Статьи » 1 "В"

Никольская София

Войны я не видел, но знаю,

Как трудно народу пришлось,

И голод, и холод, и ужас -

Всё им испытать довелось.

Каждый год, мы с родителями 9 мая ходим к  монументу воинской славы,к вечному огню, почтить минутой молчания тех, кто не вернулся с войны и вспомнить тех, кто покинул нас совсем недавно. Эта всенародная трагедия коснулась и моей семьи. Дедушка по папе был непосредственным участником Великой Отечественной войны. Я, к сожалению, его не видел. Он умер задолго до моего рождения. Но по словам папы он был всегда добрым, смелым и храбрым. И мне хочется рассказать о нем.

Никольский Яков Семенович, родился 6 апреля 1919 года в селе Новое Ахпердино Батыревского района Чувашской Республики. До призыва в армию работал бухгалтером. В сентябре 1939 года был призван Чкаловским райвоенкоматом Чувашской АССР и стал служить в 155 - м горнострелковом полку. На 22 июня 1941 г. полк входил в состав 96 -ой горнострелковой дивизии 17-го стрелкового корпуса 18-й армии Юго-Западного фронта.

В конце июля - начале августа 1941 года на долю 18-й армии выпали невероятно суровые испытания. Это было горькое время отступления, ожесточенных боев и непрерывных окружений.

Немцы выходили  в  глубокий тыл нашим войскам.Это был очень тяжелый период.  96-я горнострелковая дивизия была срочно переброшена  в район Семидубы - Голованевск.  В наступление  на Голованевск немцы бросили 49-й горнострелковый корпус, считавшийся одним  из лучших  в немецкой армии.              В ожесточенных и стремительных боях, ночных налетах  96-я, отступая, громила немецкие войска, с трудом сдерживая их бешеный натиск.

Пылающий август 41-го года… Обстановка накалялась все больше                        и больше. 3 августа передовые части немецкой 17 армии и 1-й танковой группы соединились у Первомайска, завершив охват наших войск с юга. В окружении очутились  три наши армии - 6-я, 12-я и часть 18-й. Это было страшное «Уманьское окружение».

Разгромив войска 6-й и 12-й армий в районе Умани, подтянув резервы                 и наращивая удар с севера, немецкие части группы армий «Юг» вновь предприняли попытку окружить и окончательно  уничтожить войска нашего Южного фронта.

16-я танковая дивизия и мотодивизия «Адольф Гитлер» нанесли  стремительный удар восточнее Николаева и вышли в тыл нашим войскам.

В окружение попал штаб армии.  

Командование поручило 96-я гсд  прорвать кольцо окружения. Необходимо было срочно перебросить войска на юго-восток и при этом удержать врага на прежних рубежах обороны. Для этого в аръергарде был оставлен 155-й горнострелковый полк моего прадедушки.

155-й полк оставался в аръергарде с трудной задачей - любой ценой задержать врага и прикрыть тыл 18-й армии.

155-й горнострелковый полк беззаветно дрался с наседавшей венгерской пехотой, наступавшей с северо-запада. Полк с честью выполнил возложенную на него задачу.

Ценою своих жизней бойцы и командиры полка прикрыли отход частей           18-й армии. Под командованием подполковника Рамильцева И.И. до 17 августа они до последнего патрона сражались с вражескими войсками в полном окружении. Это был высокий подвиг и воинская доблесть.

Такой была цена прорыва у станции Грейгово, цена спасения 18-й армии               и всего Южного фронта.

Из записей личного дела командира 155-го горнострелкового полка подполковника Рамильцева в живых осталось человек 20, которые попали в плен.

В плен попал и мой прадедушка. Он был в плену в концлагере Маутхаузен-Гузен в Австрии.

В январе 1945-го в лагерном комплексе насчитывалось около 85 тыс. узников. Точное число погибших остается неизвестным, однако считается, что            в Маутхаузен-Гузене умерло от 122 до 320 тыс. подневольных рабочих. Будучи одним из первых массивных концлагерей в нацисткой Германии, это место стало самым последним среди освобожденных союзниками. Два главных лагеря, Маутхаузен и Гузен, были отмечены как лагеря «III степени». Это означало, что            в эти места с самыми жесткими порядками направлялись 'неисправимые политические враги Рейха'.

Одним из настоящих мест каторги в лагерном комплексе был каменный карьер с так называемой «Лестницей смерти», насквозь пропитанной кровью узников. Рабочие были вынуждены таскать грубо отесанные каменные блоки, часто весом под 50 кг, для строительства новых лагерных зданий. Их заставляли идти вплотную друг к другу, когда на их пути наверх скалы вырастала гранитная лестница из 186 ступеней. Помимо показательных расстрелов 'штрафников' прямо на ступенях, заключенные порой гибли от эффекта домино, когда один из них без сил падал на идущего позади. Сотрудники лагеря также придумали 'казнь русских парашютистов', сами сбрасывая рабочих со скалы.

В список ужасных зверств эсэсовцев, помимо расстрелов, были включены ледяной душ; медицинские эксперименты, в том числе заражение холерой                    и тифом; повешения, инъекции фенола, утопление в больших бочках с водой, голодная смерть в бункерах, разряд тока 380 вольт и мн.др. Все это прекратилось после капитуляции Германии.

В мае 1945 года прадедушка был освобожден из концлагеря и был призван полевым военкоматом в 191 минометный полк. Домой он вернулся после увольнения в запас 20 июля 1946 года, по окончании срока службы.

В селе, где он жил, наверное, нет человека, который бы не знал и не помнил о нем. В памяти односельчан он остался храбрым воином, умным и порядочным человеком.

В этом году мы отмечаем 70-ую годовщину Победы в Великой Отечественной войне. Наш долг - сохранить историческую память о подвигах участников, ветеранов Великой Отечественной Войны и тружеников тыла.

 Мы все должны гордиться нашими предками, которые спасли мир от фашистского ига, отстояли независимость нашей Родины. Мы обязаны помнить, какой ценой досталась Победа, и чтить их память.

Категория: 1 "В" | Добавил: anmor_er (05.05.2015) | Автор: Никольская София
Просмотров: 262 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar